Джаз-события и фестивали:

KOKTEBEL JAZZ 2010 FESTIVAL TRIP: СЕРЕБРЯНАЯ СВАДЬБА

News image

Один из самых влиятельных open-air в СНГ, фестиваль «Джаз Коктебель» contemporary world & jazz music festival приглашает самую правильную, самую...

Далее...

Брутальные хиты в стиле 20-х

News image

Ничто не предвещало беды – пустующая почти в течение часа сцена, заставленная многочисленными инструментами, уже развеселившаяся спиртными напитками...

Далее...

Легендарный джазовый фестиваль в Нью-Йорке отменен

News image

Кризис оставил мегаполис без именитого музыкального феста. Американская компания Festival Productions, ответственная за проведение нескольких еже...

Далее...



Потрогать музыку вместе с Лораном Гарнье

Новый джаз - Новый джаз

потрогать музыку вместе с лораном гарнье

Цитата: Последний альбом французского музыканта Лорана Гарнье, равно как и последние его выступления говорят о том, что гуру электронного саунда не стоит на месте. Он продолжает борьбу. Борьбу со стереотипами. Борьбу со своими же поклонниками. Борьбу за несуществующую сцену Франции…

Стоит только упомянуть имя Лорана Гарнье, и большинство людей подумают об одном – о техно. Они подумают о металлической ударной основе, жестких «хэтах», зубодробящей «бочке». Скорее всего, они подумают о треке Crispy Bacon (1997). Или вспомнят детройтские марафоны всю ночь напролет. Для многих фанатов электронной музыки этот дружелюбный парижанин навсегда останется мистером Техно.

Но и сам Гарнье устал от этого ярлыка. Присмотритесь к нему… Вы увидите, что его талант музыканта нашел себя не только в синтетических звуках Roland TR 909 и TB 303. Это человек, стоящий за лейблом F Comm, лейблом, выпускающим самую волшебную музыку во всей Франции. Он управляет своим собственным интернет-радио PBB, что означает Pedro's Broadcast Basement – «вещательный подвал Педро», где Педро – никто иной, как сам Гарнье. Он писал музыку для фильмов и мультфильмов. Он сотрудничал с французской галереей Лувр. Он выступал на Montreux jazz Festival, международном джазовом фестивале, который каждое лето проходит в Швейцарии. Он написал книгу «Electrochoc», которая увидела свет в октябре 2003 и была переведена на русский и немецкий языки. Если вы послушаете любой из его альбомов, вы поймете, что его музыка выходит за рамки техно. Послушайте, к примеру, расслабляющие биты трека For Max с альбома 30, или мистический эмбиент трека Rising Spirit с альбома Shot In The Dark.

«Конечно, есть такие люди, которые покупали конкретные мои пластинки или которые слышали мои выступления в определенных клубах. Они, наверняка, подумают, что я пишу и играю только техно», - говорит Гарнье, распластавшись на кожаном диване лондонского офиса компании Play It Again Sam, дистрибьютора пластинок Гарнье на Туманном Альбионе. – «Если они знают меня только благодаря техно – прекрасно! Но мне грустно, когда я вижу, что люди закрываются от другой музыки. Когда они слушают ТОЛЬКО техно и говорят: «Лоран Гарнье был лучше в старые времена». Это не есть хорошо. Будучи музыкантом, я хочу, чтобы люди слушали мою музыку, но, в то же время, мне нравится экспериментировать, работать с новыми музыкантами. Я хочу расти. Я хочу идти вперед».

Давайте посмотрим, как эти стремления воплотились в последнем альбоме маэстро – The Cloud Making Machine. Гарнье описывает альбом как саундтрек к вымышленному фильму. Фанаты его музыки описывают альбом как нечто, чего они никогда прежде не слышали. Мрачный, кинематографичный, прямолинейный и экспериментальный. Это саунд Лорана Гарнье – новатора и творца в своей лучшей форме, исследователя музыкальных стилей и мастера собственного таланта. Альбом The Cloud Making Machine порой нелегко понять. Музыкальные ландшафты, полные раздумий и философских умозаключений, рэп, джазовые зарисовки, электрогитара, классическое пианино и психоделические вокальные сэмплы. Не каждый из нас рискнет назвать эту музыку техно, даже тех из нас, для кого понятие техно достаточно широкое. Кто из его фанатов присоединится к его креативному путешествию, а кто навсегда останется в прошлом Лорана Гарнье – покажет время.

«Я столько камней в свой огород получу за этот альбом», - смеется Гарнье. – «Но это же жизнь! Это звуки, которые родились в моей голове. Я думаю, это самый личный альбом из тех, что я записал. Альбом многое говорит обо мне и о том, какой я человек. Это песни о том, что сегодня происходит в мире, песни о моей семье. Они намного глубже, чем все, что я сделал в прошлом».

Возможно, звучат эти песни иначе, чем прежние работы, но Гарнье настаивает, что процесс работы над музыкой и все оборудование – такие же, как и прежде, как всегда.

«У меня компьютер посильнее и микшерный пульт, но все остальное – то же самое. Я по-прежнему работаю в Cubase, у меня JD-800, Matrix 100, Juno 106, Novation DrumStation. Единственное, что изменилось при работе над этим альбомом, - я не слушал чужую музыку так много, когда работал с собственными идеями. Может, вина тому – параллельная работа над другими проектами, но у меня совершенно не было времени слушать что-нибудь еще. И это дало мне настоящее чувство свободы».

Одна из первых вещей, которая сразу бросается в глаза, когда слушаешь альбом – это ударные в тех композициях, где есть еще и ритм, например, в треке First Reaction (V2).

Гарнье ухмыляется: «Хммм… Это ведь не Crispy Bacon, правда? Никаких там долбящих 4/4 битов! Я думаю, у меня ушло две жестких недели только на то, чтобы спрограммировать ударную партию для этого трека. Гораздо проще было бы пригласить ударника в студию и сказать ему что играть, но для меня это слишком просто. Я хотел серьезно поработать над этим альбомом, а программирование – это мой конек. Разница в звуках, которые я использую. Раньше это был бы 909 или 808 из DrumStation, но в этот раз я провел часы, прослушивая свою коллекцию сэмплов, а работал я с Roland V-Drums.

Когда вы будете слушать Barbiturik Blues, вы не обнаружите там ни единого повторяющегося звука малого барабана или повторяющейся партии малых барабанов. Все малые барабаны звучат по-разному, я поиграл со скоростью, чтобы заставить их звучать как «живые». На клавишах в этом треке играет Bugge Wesseltoft, а это совсем не то, что ожидают люди. Ну, это хорошо! Я их удивлю!»

Лоран Гарнье давно уже удивляет многих. Это человек, у которого в 14 лет была своя пиратская радио-станция, который отыграл свой первый микс в легендарном клубе Hacienda в Манчестере, где он неожиданно стал резидентом, игравшем в трудно определимом жанре.

«Это произошло до Acid House революции. Я думаю, я был первым парнем, который играл Gypsy Kings в Hacienda. По началу никто не понял, и танцпол опустел в одно мгновение, но со временем Gypsy Kings стали самой любимой музыкой в Hacienda».

Несмотря на то что Лоран Гарнье добился огромного успеха как продюсер, он по-прежнему считает себя диск-жокеем.

«Я, прежде всего, ди-джей. Я всегда был ди-джеем и всегда им останусь. Ди-джеинг – это моя жизнь. Ди-джеинг - это то, что сделало музыку важнейшей частью моей жизни. Когда я жил в Великобритании в 80-х, я был буквально одержим саундом Нью-Йоркского гаража от CC Rogers, техно от Карла Крейга (Carl Craig) и чикагским хаусом от Armando. Тогда американская музыка была очень классной. В Великобритании тоже попадались хорошие музыканты – LFO и шеффилдские группы – но большинство британской музыки было попсой.

Когда я впервые вошел в студию и увидел эти странные машины, все, что я хотел сделать, - записать такой трек, который звучал бы как те, что играл. Могу я сделать трек как CC Rogers? Я не думал как музыкант. Я думал как диск-жокей. Даже когда пришло время покупать первое студийное оборудование, я думал как ди-джей. В то время я был влюблен в музыку Деррика Мэя (Derrick May), и, к счастью, я уже успел познакомиться с Кенни Ларкином (Kenny Larkin), который очень похож своим саундом на Дэррика. Я подумал: «Кенни звучит как Дэррик. Я узнаю, какое железо использует Дэррик, куплю это железо. И я тоже буду звучать, как Дэррик.

Я купил Kurzweil K2000, DX100, DP4, Juno 106, JD-800, S1100, драм-машину R8, поддержанный 16-канальный пульт Soundcraft и Atari 1040. Это была очень хорошая студия. За исключением R8. Я ненавидел эту проклятую драм-машину. Покупать машину, просто потому что ее использует кто-то другой тоже – это большая ошибка. Очень большая ошибка.

Я и понятия не имел, как использовать все эти штуки. Я не знал, на что они способны. Я не знал, подходит ли мне их звучание. Поэтому я и назвал свой первый альбом Shot In The Dark (досл. «Выстрел в темноте» / «Выстрел наугад»). Я выстрелил, но не знал, во что стреляю».

К счастью, выстрел попал в свою невидимую цель. Альбом Shot In The Dark вышел в 1994 году на лейбле F Communications, который Гарнье открыл вместе со своим другом Эриком Морандом (Eric Morand).

«В то время быть французом было очень непросто. Не было никакой французской сцены. Когда я впервые привез пластинку лейбла F Comm в Нью-Йорк, я был так рад, но когда мы сели за стол и я сказал людям, что мы из Франции, они рассмеялись: «Франция?! Ха-ха-ха! У вас во Франции есть сэмплеры, что ли?» У меня во рту остался горький привкус.

Первой страной, где на нас обратили внимание, была Германия. У нас был хит Wake Up, а потом мы выпустили настоящую бомбу, ставшую гимном рейвов, - Lunatic Asylum. Трек был очень успешным в Голландии, Швейцарии и Германии. В Великобритании было сложнее. Англия – это остров, и они думают как остров. Однажды это станет большой проблемой для британской музыки, потому что надо знать, какую музыку слушают дети в Японии и Словакии. Такие вещи нельзя игнорировать. Сколько человек в Англии слушают немецкий хип-хоп? Или австралийский? В Австралии есть классный лейбл, который выпускает только женский хип-хоп. Англия должна открыть свои глаза. Есть же просто фантастическая музыка!

Поэтому интересы лейбла F Comm так широки. Если нам нравится, мы подписываем контракт. Единственное правило – это должна быть электронная музыка. Глупо ограничивать себя и говорить: «Я хочу слушать только этот стиль». Мы так не работаем с лейблом, и я так не делаю музыку».

Но вернемся к альбому The Cloud Making Machine. Как и прежде, Гарнье пригласил поработать в качестве звукового инженера своего друга и артиста лейбла F Comm - Scan X aka Stephane Dri.

«Звукоинжениринг, миксинг, уровни искусственного эхо – я предпочитаю не лезть в эти вещи. Мне это не интересно. Я ненавижу читать руководства по эксплуатации. Все, что я хочу знать, - как сделать песню».

Дуэт работает так: Лоран записывает все в Cubase, а затем передает сырую копию аудио-файла Стефану.

«Иногда с уровнями бывают небольшие проблемы. Стефан – инженер. Это его работа. Он гораздо лучший инженер, чем я, и у него гораздо лучше софт, чем у меня. На самом деле, у меня не так уж и много софта. Парочка программ на компьютере, но я предпочитаю нажимать реальные кнопки и рычаги, когда пишу музыку.

Да, я знаю, что с таким отношением к софту я сегодня в меньшинстве. Сегодня очень много тех музыкантов, которые просто используют компьютер и ряд программ для того, чтобы писать музыку. Иногда в их студиях нет ни единой железяки. Это их выбор, и я его уважаю. Я не говорю, что их музыка менее интересная или менее талантливая. Например, взгляните на ребят из Warp. Я очень люблю их музыку, но я уверен, что они делают музыку исключительно на софте. Это не для меня. Я люблю что-то трогать и органически чувствовать свой саунд. Вот почему я люблю Nord Lead. Вот почему я по-прежнему использую Juno 106.

Иногда я беспокоюсь, что я отстал от времени. Я читаю о всех этих новых программах и думаю: «Стоит ли мне это покупать?» Но потом я смотрю на рок-группы и говорю себе: «Это же просто бас, гитара и барабаны. Даже не компьютер. Разве они чувствуют себя отставшими от времени? Главное, как это все звучит!»

Люди подходят ко мне во время моих выступлений и говорят: «Лоран, ты играешь на CD. Ты играешь mp3. Ты должен играть только на виниле». Вы думаете, все эти мальчики и девочки, танцующие на танцполе, задумываются, на чем я играю? Разве это имеет значение? Они просто хотят хорошо провести время. Со мной то же самое. Если я слушаю свою музыку и горжусь тем, что слышу, почему я должен волноваться по поводу того, какой у меня компьютер или софт? Если ты счастлив, какая разница, что по этому поводу думают остальные!

Хоть все и говорят про «французский саунд» - френч хаус, френч техно – во Франции до сих пор нет сцены. Да, много продюсеров, много людей, которые пишут музыку, но где же профессиональное братство? Где клубы? Вы можете не поверить, но в Париже только три клуба, в которых играют электронную танцевальную музыку.

Вот почему, когда мы с Эриком открыли F Comm, мы подумали: «Хрен бы с ней, с Францией!» Мы сделали лейбл во Франции, и мы подписали французских артистов, но мы сосредоточились на экспорте музыки. Идея была такой: если это популярно где-нибудь в Великобритании, тогда и во Франции это понравится тоже.

Франция – это очень странная страна. Мы очень сильно поддерживаем музыку из других стран, но лишаем внимания наших артистов. Все всех критикуют. Это нонсенс, потому что у Франции такая глубокая история экспериментальной музыки. Взгляните на 70-е – это было очень креативное время. Если вы послушаете саундтрек к любому французскому фильму этого времени, вы просто с ума сойдете! Crazy futuristic free jazz.

Наверное, не стоит жаловаться. Если люди не хотят слушать, это придает мне еще больше сил, я становлюсь еще настойчивее. Я хочу бороться еще сильнее. Если будет слишком просто, ты станешь самодовольным».




Читайте:


Добавить комментарий


Интересно знать:

Солисты и комбо

Эпоха больших оркестров способствовала появлению большого числа великолепных солистов, имеющих высокопрофессиональную подготовку. Они выступали не т...

Acid Jazz

Так что же такое Acid Jazz? Это фанковый музыкальный стиль со встроенными элементами джаза, фанка 70-х годов, хип-хопа, соула и др. стилей. Он может...

Acid jazz

О происхождении термина acid jazz ходят легенды. Самая достоверная из них гласит, что британские ди-джеи Жиль Петерсон (Gilles Peterson) и Крис Бэ...

Хардбоп

В противовес рафинированности и прохладности стиля кул, рациональности прогрессива на Восточном побережье США молодые музыканты в начале 50-х годов ...

Новая музыка:

News image News image
News image News image
News image News image
News image News image
News image News image
>>>>: Главная - Новый джаз - Потрогать музыку вместе с Лораном Гарнье

Легенды джаза:

Oscar Peterson – so mine and do hope yours as well

News image

Об Оскаре можно говорить долго и интересно, но Музыка его озадачивает, радует лучше и глубже всего. Хочу избежать лишних слов, необратимо ...

Ночной джаз - для тех, кому не спится. Lee Morgan

News image

Ли Морган известен в джазе как виртуозный трубач и талантливый композитор. Родился в Филадельфии в 1938 году. Первую трубу ему подарила се...

Новые впечатления:

Âme - Âme

Лейбл: Sonar Kollektiv Формат: CD Страна: Германия Дата выпуска: 11 октября 2004 Стиль: Electro, Deep House, Minimal Трек-лист: 1....

Неба Жители

Состав: Виктория Дариан, Дмитрий Дариан, DJ Juxtapose Место на карте: Россия, Москва Стиль: Acid Jazz, Ambient, Breaks, Chillout, Drum & B...

Авторизация

It only takes 2 minutes -